8 903 955 79 11прямая линия
Самокиша

                                    
17 Мар
Кусачие тарифы - 7.
Концессия: трест, который лопнул ?


     Реализованный пример концессии – история Рубцовска и компании СГК, которая контролируется АО «СУЭК», принадлежащим Андрею Мельниченко (да, тот самый, из Форбса и с яхтами).

    Как это было: после банкротства тракторного завода (градообразующее предприятие) коммунальная инфраструктура стремительно деградировала. Люди зачастую ходили по квартирам в валенках и теплой одежде. То и дело возникали локальные ЧС с отключением от тепла социальных объектов, дело шло к масштабному ЧП и краху отопительной системы всего города. В 2017 году в город пришла СГК. Заключила с властями города соглашение на 15 лет, вложила в модернизацию сетей и источников порядка 2 млрд. рублей собственных средств, в квитанциях у потребителей появилась отдельная строка «за модернизацию», а в квартирах – долгожданное тепло.

    Почему в Рубцовске получилось? СУЭК (СГК) – угледобывающая компания и не только: сами добывают уголь, производят тепловые станции, транспортируют и продают тепло. Полный цикл. Но главное-позиция населения- понятно, что платить больше никому не улыбалось, но и сидеть в холодных квартирах надоело. Властями был проработан правовой механизм, который гарантировал инвестору возврат вложенных средств в том числе из тарифа. Можно рассуждать о несправедливости такого решения, но бизнес-логика всегда жестка- если инвестор не видит возможности для заработка, никаких инвестиций не последует.

    Есть у СГК и пример неудачной концессии. Компания вышла на тепловой рынок Новосибирска, подготовила инвестпрограмму и концессионное соглашение, которые одобрил городской Совет депутатов.
Но, после получения первых квитанций, в которых рост тарифа составил почти 15% (5 % - ежегодный рост плюс 10% - «инвестиционная надбавка») реакция населения не заставила себя ждать. Вмешалась Прокуратура и потребовала концессионное соглашение отменить.

    В общем, концессия – это, как правило, не история про снижение тарифа. Это- лишь способ оперативно привести в порядок одряхлевшие сети. И для потребителя, к сожалению, этот способ чувствителен. Пытаюсь найти- пока не могу- примеры реализованных концессий, где источником выгоды инвестора стали бы потери, уже заложенные в тариф, чтобы жители не почувствовали роста расходов на тепло, а инвестор сумел вернуть вложенные деньги. Подсказывайте, буду рад.

    Чудесных и бесплатных способов снизить тариф и обновить инфраструктуру пока не очень видно. Безусловно-об этом писал в постах и комментах на эту тему- вопросы оптимизации затрат энергокомпаний на повестке останутся всегда, но главный резерв вижу , все же, в потерях. Да и за счёт наших худых бюджетов тоже далеко не уедешь. Нацпроект или федеральная программа для обновления инфраструктуры сибирских городов явно назрели.

    Продолжение следует
Читать другие материалы раздела >>